Валюта бағамы: $ 326.97 381.05 5.45 ¥ 48.44

Как была построена нефтеналивная эстакада в морском порту «Актау»

Представитель ТОО «Қазақ газеттері» Бектур ТОЛЕУГАЛИЕВ встретился с Узакбаем АДИЛОВЫМ, который в 1988 году являлся управляющим треста «Мангышлакнефтегазстрой», находившегося в городе Актау, и попросил его рассказать о событиях, связанных с возведением нефтеналивной эстакады в морском порту «Актау».

Задание ЦК КПСС

Бектур ТОЛЕУГАЛИЕВ: Скажите, пожалуйста, какими причинами были продиктованы сжатые сроки, отведенные на возведение этого объекта?
Узакбай АДИЛОВ: Стоял март 1988 года. Министерство строительства объектов нефтяной и газовой промышленности СССР, в чьем ведений находился трест, согласно протокольному решению Госплана СССР, приказало немедленно приступить к строительству нефетеналивной эстакады в морском порту «Актау». И сдать объект в эксплуатацию следовало в том же году. В подтверждение приказа получил протокол Госплана СССР о начале строительства с определением народно-хозяйственного значения объекта за двумя подписями.
Одного из подписантов, первого заместителя председателя Госплана СССР Ю.П.Филановского я знал лично, по прежнему месту работы в качестве управляющего трестом «Эмбанефтестрой». В то время Ю.П.Филановский работал начальником управления капитального строительства министерства нефтяной промышленности СССР. Утверждая меня в январе 1974 года на должность управляющего трестом «Эмбанефтестрой», он сказал так: «Если у вас есть вопросы, спрашивайте, а завтра мы будем спрашивать с вас». Я высказал единственное пожелание: Трест существует всего один год, накопленного опыта ведения строительно-монтажных работ практически нет, поэтому прошу установить производительность труда на одного рабочего от достигнутого по итогам года результата и фонд зарплаты объективно. Выполнение плана СМР (строительно-монтажных работ) обеспечу. Впоследствии Ю.П.Филановский, работая уже первым заместителем министра нефтяной промышленности СССР, напрямую звонил, всегда интересовался ходом дел. Доверительность высокого руководства служила оценкой нашего труда, трест ни разу не допустил срыва плана СМР.

Союзная экономика

Б.Т.: Чем в условиях тогдашней советской экономики объяснялась необходимость появления нефтеналивной эстакады в морском порту «Актау»?
У.А.: Бакинский нефтеперерабатывающий завод (БНЗ), мощность переработки которого составляла 6 млн. тонн, испытывал острейший дефицит сырья из-за упадка нефтедобычи в Азербайджане.

В высших инстанциях СССР было принято решение о поставках на БНЗ мангышлакской нефти с использованием танкеров. Для налаживания вывоза нефти крупнотоннажными танкерами в Баку необходимо было в порту Актау построить глубоководный нефтеналивной причал. По состоянию на март 1988 года бакинские гидротехники на морской глубоководной части акватории порта строили причал. К морскому причалу подводилась грунтовая насыпь шириной 12 метров с автодорогой от береговых нефтеналивных резервуаров ПО «Южнефтепровод» (нынешнее КТО). К строительству наливного нефтепровода, снабженного насосной станцией со всеми инженерными коммуникациями, необходимо было приступить после постройки насыпи, причальных сооружений. Гидротехники из-за сложных условий строительно-монтажных, бетонных, земляных работ не могли завершить строительство и предоставить нам строительную площадку. Появилась реальная угроза срыва установленных нам сроков строительства.
Доложил заместителю министра С.К.Аракеляну. Его ответ мне был краток: «Объект на контроле ЦК КПСС. Объект должен быть сдан в строй в этом году. Все».

Строительные ярусы над  морской акваторией порта «Актау»

Б.Т.: С какими проблемами вы столкнулись в процессе выполнения поставленной задачи?
У.А.: Бакинские гидротехники строили насыпь с автодорогой шириной 12 метров, вели завоз грунта и осуществляли равномерную/послойную засыпку. Но до достижения проектных отметок насыпи и строительства скользящих опор трубопровода требовалось еще значительное время.
Наши объекты строительства – нефтепроводы диаметром 500мм в две нитки – были запроектированы по краю насыпи и занимали участок насыпи шириной в 4 метра.
Принял решение: С использованием грунта строящейся насыпи шириной 12 метров, в наземной части (по суше) поднимаем край насыпи, соблюдая четырехмерную ширину до проектных отметок, а в морской части изготавливаем металлические площадки, устанавливаем в море и приступаем к строительству насосной станции, трансподстанции с разработкой и корректировкой проектно-сметной документации в ходе строительства. Работу начинаем в одну смену, затем переходим на двусменную работу с последующим ведением работ в три смены. Составили график строительства. Принятое решение утвердили протокольным решением совещания с участием руководства треста, строительных управлений и подрядчиков. Провели переговоры с бакинцами, но бакинцы тянули с принятием решения и подписанием протокола, ссылаясь на свое руководство.
Под свою полную ответственность, убеждая и продолжая переговоры с бакинцами, приказал завезти бульдозеры, два мощных Катерпиллара и поднимать край насыпи в наземной части до проектных отметок, строить площадки под опоры нефтепровода, используя грунт насыпи. Где не хватало грунта, завозили самостоятельно. Но как вести монтажные работы в морской части? Приняли такое решение: производим монтажные работы по нефтепроводу и объектам обслуживания точно на проектной отметке на металлических площадках, изготовленных на стойках из двутавровых балок. Сложилась ситуация, при которой работы в море велись на двух ярусах: на верхнем ярусе с металлических площадок мы ведем монтаж нефтепровода, внизу гидротехники со своими арматурами и опалубками. А в наземной части с поднятого до проектных отметок края насыпи мы ведем монтаж нефтепровода, а они внизу отсыпают и трамбуют насыпь. Если бы мы ждали, пока бакинцы предоставят нам площадку, то были бы сорваны задание министерства, сроки, установленные ЦК КПСС. Благодаря опыту коллектива треста, выработанным техническим решениям стало возможно строительство наливного нефтепровода в установленные сроки без нарушения технических условий и проектных решений. Многих удивило и поразило наше строительство. Но когда трест завершил и сдал объект, все были довольны. Организацией планирования и ведения СМР, контролем производственной дисциплины, охраны труда занимались специалисты своего дела, что предопределило соблюдение всех правил безопасного и качественного проведения работ.

Пожарный инспектор хуже контроля ЦК КПСС

Б.Т.: А как проходил процесс приемки построенного вами объекта в эксплуатацию?
У.А.: К началу августа осуществлявшееся в рекордные сроки строительство нефтепровода и насосной станции со всеми объектами обслуживания, контроля и сопровождения близилось к завершению. Была создана рабочая комиссия. Необычность ситуации была в том, что нефтепровод и насосная станция со всеми инженерными коммуникациями, системой пожаротушения и пенообразования был готов, а причал и насыпь все еще строилась. Гидротехники имели еще достаточно большой объем незавершенных работ. Специалисты и члены рабочей комиссии, присутствовавшие при всех испытаниях, дав хорошую оценку построенному нефтепроводу со всеми объектами обслуживания, подписали акт рабочей комиссии. Но как убедить подписать акт рабочей комиссии пожарного инспектора, увидевшего незавершенный объект (причал и насыпь все еще строились). Объект СМР и сложность объекта попадали под категорию, когда членом комиссии назначался представитель центрального республиканского органа пожарной охраны. Пожарный инспектор, приехавший из Алматы, отказался подписывать акт рабочей комиссии. И только после повторной демонстрации в работе всей системы сигнализации, пожаротушения/пенообразования, увидев воочию сотни кубометров изливающейся пенной стены, представитель пожарной инспекции поставил свою подпись и печать в акте рабочей комиссии. Акт резюмировал: объект принять к эксплуатации, замечаний нет.
На следующий день я вылетел с 5 экземплярами акта рабочей комиссии в Москву в министерство. Сразу же получил прием у заместителя министра С.К.Аракеляна. Молча, положил ему на стол акт. Он, удивленно вскинув брови, спросил: «Ты сдал объект?». Я утвердительно кивнул. Он внимательно изучил акты и посидел, молча перебирая их. Затем резко встал и пошел с актами в руках к выходу, вышел из кабинета. Минут через 20 он вернулся. Широко улыбнувшись и обращаясь ко мне, сказал: «Доложился министру, а теперь рассказывай, как тебе удалось такое сотворить». В приемлемой форме, вкратце рассказал, как мы нашли техническое решение, и коллектив треста в сжатые сроки выполнил задание министерства, указание ЦК КПСС и построил объект. Это было 28 августа 1988 года.

Уговор дороже денег

Б.Т.: После сдачи нефтеналивной эстакады в морском порту «Актау» вы поработали за рубежом. Как так получилось?
У.А.: Сергей Карапетович Аракелян, понимая сложность и срочность строительства в указанные сроки нефтеналивного трубопровода в порту Актау, говорил, что в случае завершения объекта до конца года он предложит мне как опытному инженеру-строителю работу в главке нашего министерства «Зарубежнефтегазстрой».
Выслушав меня, Сергей Карапетович Аракелян сказал: «Я хочу сдержать свое слово, переходи на работу в главк «Зарубежнефтегазстрой», выбирай контракт».
Одним словом, 7 сентября 1988 года я вылетел в Йемен.

Узакбай Хайруллинович Адилов родился 12 июля 1937 года в городе Гурьеве (Атырау). В 1955 году поступил в Среднеазиатский политехнический институт (г.Ташкент) по специальности «промышленное и гражданское строительство», который окончил в 1960 году, получив диплом инженера-строителя.
По окончании учебы начал свою трудовую деятельность мастером в строительно-монтажном управлении №7 треста «Казахстаннефтестрой». 26 июля 1962 года был переведен на должность главного инженера отдела капитального строительства Гурьевского горисполкома. В том же 1962 году в городе Гурьеве были ликвидированы 28 отделов капитального строительства крупных предприятий, и все полномочия по строительству жилья и объектов соцкультбыта были переданы горисполкому. У.Адилов принимал участие в строительстве центра и площадей города Гурьева и архитектурных ансамблей, согласно утвержденному генплану.
В 1965 году он был назначен начальником строительного участка треста «Казахстаннефтегеофизика».
В 1970 году У.Адилов стал начальником передвижной механизированной колонны (ПМК) №901 треста «Гурьевсельстрой». За высокие производственные показатели в выполнении плана третьего года девятой пятилетки Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27.02.1974 г. он был награжден орденом «Знак почета».
В 1974 году его назначили управляющим треста «Эмбанефтестрой». Строительные подразделения данного треста находились в нефтедобывающих областях: Гурьевской, Актюбинской, Мангышлакской.
В 1979 году он стал директором «Гурьевского домостроительного комбината».
В 1981 года У.Адилова назначили управляющим треста «Мангышлаксельстрой». Трест занимался строительством сел и поселков во всех районах Мангышлакской области.
В 1984 году он стал управляющим треста «Мангышлакнефтегазстрой». Трест занимался строительством города Новый Узень, обустройством нефтяных месторождений г. Узень, пос. Жетыбай и полуострова Бузачи.
В 1988 году У.Адилова освободили от должности управляющего трестом в связи с выездом на работу за границу в распоряжение «Зарубежнефтегазстрой». Был откомандирован в Народно-Демократическую Республику Йемен, где принимал участие в строительстве нефтепровода Д-500мм протяженностью 200 км от нефтяного месторождения Аят до Аденского залива.
6 августа 1990 году он начал работать заместителем генерального директора концерна «Сфинкс», генеральным директором проектно-строительного объединения, где проработал до 26 октября 1992 года, и в порядке перевода назначен заместителем начальника управления по капитальному строительству АО «Каражанбасмунай», откуда в 2002 году вышел на пенсию. Является членом попечительского фонда «Мунайшы».
Почетный строитель Казахстана.

Беседу вел
Бектур ТОЛЕУГАЛИЕВ,
город Актау


Оқи отырыңыз

Пікір қалдыру

Пікір қалдыру
X